Для гостей клуба

Авторизация

Фотогалерея


Фестиваль ледоколов
Петровский яхт-клуб PDF Печать E-mail

ПЕТРОВСКИЙ ЯХТ-КЛУБ

http://book.nationalclass.ru/i/hr.png); height: 55px; background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">

Петровский яхт-клуб был образован в 1901 г. Его Устав был утвержден 8 августа 1902 г. Через 5 лет, в. 1907 г., он был «изменен и дополнен». Находился клуб в Старой Деревне, на берегу Малой Невки, напротив стрелки Елагина острова; корреспонденция направлялась по адресу: Благовещенская ул., 48.

Во время составления Устава клуб находился в ведении МВД, а с 1907 г., как и все яхт-клубы, перешел в ведение Министерства Торговли и промышленности.

Учредителями клуб был назван в память основателя русского флота Императора Петра Великого.

Петровский яхт-клуб состоял из почетных, пожизненных и действительных членов. В клуб не принимались лица женского пола, а также несовершеннолетние, учащиеся и нижние воинские чины. Порядок избрания в действительные члены обладал своими особенностями. Помимо рекомендации 2-х членов клуба, кандидат должен был при избрании получить 2/3 голосов от участвовавших в Общем собрании. Получившие абсолютное большинство, но не достигшие 2/3, могли повторно баллотироваться на следующем Общем собрании. Кандидаты, не получившие абсолютного большинства голосов, считались забаллотированными и не могли быть предложены к избранию ранее, чем через один год. Единовременный взнос должен был не ниже 5 руб., годичный — не ниже 15 руб. В большинстве Обществ исключенные из-за неуплаты долгов, могли восстановиться в клубе после погашения задолженности, но без повторной баллотировки. В Петровском клубе они могли «быть принимаемы... только на правах вновь вступающих, т.е. не иначе, как по избрании Общим собранием по рекомендации двух действительных членов клуба».

Клуб могли посещать гости по рекомендации членов. Не допускались только лица, забаллотированные и исключенные из клуба. Правом свободного входа обладали офицеры, врачи, корабельные инженеры и инженер-механики военного флота, члены яхт-клубов, кружков и обществ водного спорта, как русских, так и иностранных, по предъявлении своих членских билетов.

Главным органом, как и в других яхт-клубах, было Общее собрание. При голосовании судовладельцы имели право двойного голоса.

Перед Первой Мировой войной в клубе состояло 69 человек, среди которых были английские, французские, шведские и германские подданные.

Как отмечали современники, «Петровский клуб состоял преимущественно из лиц несостоятельных, живущих только службою и трудом». В клубе состоял служащий крестьянского поземельного банка Л.Д. Фирсов, служащий общества Боровичского завода Г.Г. Генар, депутат гражданской отчетности государственного контроля И.А.Обухов. С клубом был связан Александр Павлович Пантелеев, актер Александринского театра. После революции он был создателем первых советских художественных фильмов. А.П. Пантелеев сотрудничал с А.В. Луначарским. Сын А.П. Пантелеева — Ю.А. Пантелеев стал советским адмиралом. Отец и сын Пантелеевы принимали активное участие в спортивной жизни столицы начала ХХ в., и даже ездили на Олимпиаду в 1912 г. в Стокгольм. В мастерской Петровского клуба ремонтировался их швертбот «Флирт»; а летом 1917 г. они записали свою яхту «Наль» в этот яхт-клуб.

Суда Петровского клуба, как и в других клубах, делились на общественные и частные. Они специально не страховались. В 1912 г. было 10 парусных судов, 10 гребных и 3 моторных. Длина их простиралась от 20 до 37 футов, ширина — от 6 до 8, вес — от 0,5 до 4,6 тонн. Суда были как петербургской постройки, так и европейской. Некоторые были построены на верфях Финляндии, Канады и Англии.

Общественные суда Петровского яхт-клуба могли участвовать в состязаниях с другими клубами с правом на призы. При этом рулевой и кандидат к нему назначались Комитетом клуба. Петровский клуб действительно участвовал в городских состязаниях с другими клубами, и иногда весьма успешно. Так, в 1904 г., при состязании на кубок Д.И. Маршалова (организованном С.-Петербургским речным клубом) яхта «Аакки», принадлежавшая члену Петровского клуба (одно время даже входившему в его Комитет) С.В.Станьковскому, получила первое место, и, соответственно, кубок. На следующий год кубок Д.И.Маршалова снова завоевал Речной яхт-клуб.

Форма для членов яхт-клуба была утверждена по образцу Невского яхт-клуба, «но с изображением на пуговицах и фуражке знака Петровского яхт-клуба». Ношение форменной одежды допускалось лишь в помещении яхт-клуба и на устраиваемых яхт-клубом публичных увеселениях. Ношение знака яхт-клуба при гражданском платье и в качестве нагрудного знака не разрешалось.

Флаг клуба имел типовой рисунок; в 1910 г. он был изменен по образцу Невского яхт-клуба (герб С-Петербургской губернии, ранее помещавшийся в верхнем крыже, был перемещен в нижний, а на его место был помещен Российский национальный триколор).

Клуб имел печать, где наряду со знаком клуба и надписью «Петровский яхт-клуб» (что было принято и в других яхт-клубах) значился год фактического начала его деятельности: «1901».

Вход в помещение клуба был бесплатным, кроме дней, когда устраивались спектакли, танцы и пр.

Клуб организовывал парусные и гребные гонки. Обычно проходило от 3 до 5 состязаний в сезон (для каждого вида). Участвовало в гонках до 16 человек. На время гонок приглашался врач из членов клуба. В качестве призов выдавались жетоны и серебряные вещи.

Вскоре после основания клуб приобрел в собственность недвижимость в Старой Деревне, стоимостью более 90 тыс. руб. Его денежный капитал достигал 85 тыс. руб. При клубе была учреждена школа мореплавания, куплены общественные суда, построена гавань для стоянки судов и оборудована мастерская для постройки яхт.

Летом клуб устраивал хождения на яхтах, моторных и гребных судах, занятия гимнастикой, теннисом; а зимой катание на буерах, лыжах, коньках, с гор и др. Кроме того, в парке, принадлежащем клубу, было отведено место для игр в поло, хоккей, здесь же устроили скэтинг-ринк. При клубе имелась мастерская для постройки яхт, моторов, гребных судов и буеров. Под эгидой клуба читались лекции по морскому делу и водному спорту.

Несмотря на то, что клуб просуществовал менее 20 лет, командоры в нем менялись довольно часто. В 1904 г. эту должность исполнял Клагес (ушедший затем из клуба), позднее командором стал подполковник Сильчевский (застрелившийся в 1908 г.); с 1909 по 1912 г. командором был Ахиллес Оттонович Сирелиус. Его сменил Август Иванович Янсон, бывший командором в 1913 г. А.И. Янсон состоял в Городской управе, был председателем Северного общества взаимного кредита, членом С.-Петербургской городской исполнительной противопожарной комиссии. В следующем, 1914 г. эта должность была вакантной; в 1915 г. ее занял Зеленов Петр Петрович, который, по-видимому, и был последним командором. Это был штабс-капитан, директор-распорядитель Западного русского общества пароходства.

Клуб имел скандальную репутацию, что отразилось и в газетных статьях того времени. Это было связано с играми в карты, допущенными в помещениях клуба по Уставу 1902 г. («в видах поддержания его существования и в целях широкого развития его деятельности допущены были в зимней кают компании, по примеру других клубов, игры в карты»). Проведение азартных игр, и, вероятно, нарушений с ними связанных, а также подозрения в адрес Комитета со стороны некоторых лиц-членов клуба в финансовой нечестности и растрате, спровоцировали раскол в клубе. В декабре 1906 г. вице-командор В.А. Бабкин просил Комитет освободить его от должности по болезни, высказывая при этом свое недовольство поведением некоторых членов клуба. Сам В.А. Бабкин служил младшим ревизором департамента Гражданской отчетности Государственного контроля. В 1907 г. 12 яхтсменов попросили от Петербургского градоначальника запретить в Петровском клубе игры в карты (и отразить это в Уставе), наказать Комитет клуба, заставить его представить денежный отчет, обсудить на предстоящем Общем собрании вопрос об исключении лиц, составлявших Комитет, из членов клуба.

Первая просьба была удовлетворена и в редакции Устава 1907 г. было четко сказано, что «в Клубе не разрешается игра в карты вовсе» (ст. 40). Также был назначен чиновник для ревизии отчетов Комитета. Ревизор утвердил финансовые отчеты, и обвинение с членов Комитета было снято. В связи с этим 7 августа 1908 г. состоялось Общее собрание (присутствовало 29 человек), которое исключило 12 протестующих лиц из членов клуба. Однако исключенные (включая и вице-командора клуба В.А.Бабкина) обратились к присяжному поверенному Е.В. Рожину, который составил жалобу градоначальству, но и его ходатайство осталось без удовлетворения. Тем временем произошли серьезные изменения в канцелярии градоначальника и в руководстве клуба: управляющий канцелярией Никифоров был уволен от занимаемой должности и отдан под суд, а командор Петровского клуба подполковник Сильчевский застрелился. После этого исключенные из клуба были восстановлены в правах по решению Окружного суда от 13/20 января 1909 г., а отчет Комитета был признан судом неправильно утвержденным, а Общее собрание членов Петровского яхт-клуба от 7 авг. 1908 г. — незаконным. На этом основании Е.А.Рожин решил возобновить ходатайство о привлечении Комитета яхт-клуба к уголовной ответственности. Теперь дело рассматривалось в Министерстве торговли и промышленности, но жалобы доверителей Рожина остались без последствий. Все обвинения были отвергнуты новым командором клуба А.О. Силериусом, ранее входившим в Комитет, обвиненный в злоупотреблениях.

Тем не менее, этот скандал отрицательно сказался на репутации Петровского яхт-клуба. Так, в программе гонок Териокского яхт-клуба 30 мая — 3 июня 1913 г., было четко сказано, что «парусные гонки Териокского Морского яхт-клуба открыты для судов всех яхт-клубов и Парусных Обществ за исключением Петровского Яхт-клуба».

Демократичный характер клуба способствовал тому, что в отличие от элитарных петербургских клубов он продолжил свое существование в первые послереволюционные годы. О жизни Петровского яхт-клуба в этот период можно узнать из воспоминаний адмирала Ю.А. Пантелеева: «Его члены — учителя, инженеры, студенты — приняли революцию. Плавали мы на яхте довольно много, хотя к тому времени меню наших обедов состояло из очень плохого черного хлеба, воблы и нескольких кусочков сахара к морковному чаю. По-прежнему по субботам в ковше Морского канала собирались яхты, но команды их уже состояли только из школьной молодежи и ветеранов парусного спорта». Вскоре яхт-клуб был упразднен и в его помещении разместился I Отряд Морского Всевобуча, которым командовал бывший член Петровского клуба, уже упоминаемый нами Пантелеев. Он вспоминал и об этом: «Народ в клубе большей частью был молодой, только находившийся в подчинении преподавательский состав вполне годился мне в отцы — боцманы, бывшие кондукторы и унтер-офицеры, начавшие службу задолго до I Мировой войны. Специалисты превосходные, но люди старой закалки, много пришлось приложить старания, чтобы отучить их от грубости, соленых словечек... Всего на обучение специалиста отводилось 8 недель, — за такой срок требовалось подготовить рулевых, сигнальщиков, боцманов». Морскому Всеобучу требовались яхты и запчасти к ним. Поэтому 6 мая 1919 г. был принят декрет «О регистрации парусных яхт». Была создана специальная комиссия, в состав которой вошел и Ю.А. Пантелеев. Зарегистрированных яхт оказалось мало (и сроки для регистрации были очень сжатыми); найденные, но не зарегистрированные яхты, были национализированы в традициях того времени. Таким образом, у Всевобуча появился свой небольшой флот, сформированный, в основном, на базе имущества прекративших свою деятельность яхт-клубов.

В советское время на территории Петровского яхт-клуба был спортклуб «Молния».

Издания яхт-клуба:

Устав Петровского яхт-клуба. СПб., 1902; То же, 1908.


Кормовой флаг.

Стеньговый флаг.

Флаг почетного члена.

Брейд-вымпел командора.

Брейд-вымпел вице-командора.

Флаг Гоночной комиссии.

 

 

Яндекс.Метрика