Для гостей клуба

Авторизация

Фотогалерея


Морские ворота 2013
Невский Высочайше Утвержденный Яхт-клуб PDF Печать E-mail

НЕВСКИЙ ВЫСОЧАЙШЕ УТВЕРЖДЕННЫЙ ЯХТ-КЛУБ

http://book.nationalclass.ru/i/hr.png); height: 55px; background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">

Невский яхт-клуб, один из самых известных в России, был создан в 1894 г. и наряду с Императорским Петербургским и Императорским Речным входил в первую тройку столичных яхт-клубов. Устав клуба был утвержден императором Николаем II (а не министром или губернатором, как в большинстве случаев), что позволило клубу именоваться «Высочайше утвержденным». Статус «Императорского» клуб получить не успел.

Клуб был основан бывшими членами Санкт-Петербургского Речного яхт-клуба, вышедшими из него вследствие несогласия с его руководством. Ушла группа спортсменов, желавших заниматься яхтингом, тогда как Речной яхт-клуб основное внимание уделял гребному спорту. Владельцы больших судов решили создать общество, «где бы парусный спорт мог культивироваться вполне самостоятельно». Это желание было поддержано вел.кн. Александром Михайловичем. Название клубу было дано в память Невского флота, созданного в 1713 г. Петром Великим. 31 мая 1892 г. 20 человек устроили подписку, по которой каждый внес по 200 руб. Было решено, зная неудобства Речного яхт-клуба из-за мелкого и извилистого форватера, приискать себе помещение там, где доступ к заливу был возможен и для больших судов. Было решено ходатайствовать через великого кн. Александра Михайловича об уступке новому клубу части пустопорожней земли Гутуевского острова. Тогда же был избран временный комитет (В.А. Олсуфьев, графа А.Н. Граббе, Г.Г. Чертков, Я.Л. Фанслит, А.П. Хвощинский).

30 августа 1894г. в день тезоименитства Александра III, а так же покровителя яхт-клуба вел. кн. Александра Михайловича на Гутуевском острове был поднят флаг нового яхт-клуба. В то же время был утверждён устав яхт- клуба и к нему приписали суда, большие яхты «Форос» А.Г. Кузнецова, «Надежда» его же , «Аля» барона К.В. Каульбарса. Было исходатайствовано право собираться в зале «Морского музея». 1 октября 1894 г. были избраны и члены первого Комитета клуба (вице-командор граф Г.Н. Ностиц, секретарь И.Н. Дьяков; казначей — граф А.Н.Граббе, начальник гавани Ю.А.Нечаев, зав. хозяйством А.И. Звягинцев) и члены Гоночной комиссии (Г.В. Эш, граф В.А. Олсуфьев, Я.Л. Беляев, члены- посредники В.П.Верховский, М.И.Кази, кн. Барклай де Толли-Веймарн, Г.Г. Чертков).

Почетным командором клуба с 5 декабря 1894 г. с Высочайшего соизволения состоял вел.кн. Александр Михайлович. Августейшей покровительницей клуба была его супруга, вел. кн. Ксения Александровна. Они должны были предварительно одобрить все вопросы по яхт-клубу, требующие Высочайшего рассмотрения Императора. Согласие стать Почетными членами Невского яхт-клуба изъявили и другие члены Императорской фамилии. 9 декабря 1894 г. почётными членами клуба были избраны: вел. кн. цесаревич Георгий Александрович, ген.-адм. вел.кн. Алексей Александрович, вел. кн. Дмитрий Константинович, вел.кн. Константин Константинович, герцог Георгий Максимилианович Лейхтенбергский.

В 1901 г. список августейших членов пополнился. Высочайшее согласие стать действительным членом Невского яхт-клуба изъявил Император Николай II. Поводом для этого стала постройка по инициативе и на средства клуба яхты для Императора.

Желая утвердить свою связь с флотом Петра Великого, клуб присвоил статус непременного члена командиру 3-й роты 1 батальона Преображенского полка, поскольку к этой роте был причислен катер, имевший отдельный флаг бывшего Галерного флота, учреждённого Петром Великим.

Размещался яхт-клуб в Галерной гавани. Этот участок для стоянки судов был предоставлен клубу в 1898 г. Яхтенный порт и кают-компания клуба были созданы в Петергофе, «на меридиане Марли», где также проходили гонки. Эта территория была арендована в 1898 г. Участок (4126 кв.саж.) в Петергофе клуб взял в бессрочную аренду (арендная плата — 1000 руб. ежегодно с увеличением таковой «на десять процентов через каждые шесть лет»). В Петергофе также был порт для судов, где могли размещаться яхты други клубов. Контора клуба находилась на Мойке, 1 (по некоторым сведениям Комитет находился по адресу Мойка, 79). Строительные и организационно-технические работы в клубе частично субсидировались Правительством.

Основным представителем клуба был командор. В отличие от других яхт-клубов в Невском существовали должности двух вице-командоров, которые избирались из кандидатов, предложенных командором. В Комитет яхт-клуба входило 9 человек — командор, 2 вице-командора, секретарь, начальник гавани, казначей, заведующий хозяйством и помещениями, заведующий гонками.

Взносы в первый период существования клуба были не менее высокими, чем в Императорском яхт-клубе. Для 20-ти человек — учредителей (при самом начале функционирования клуба) членский взнос составлял 200 руб., для действительных членов — 150. К 1910 г. он был резко понижен — до 30 руб. Через несколько лет он возрос до 50 руб.

При клубе было Зимнее собрание (кают-компания), членами которого могли быть наряду с яхтсменами и гости, причем избирались они по баллотировке на Общем собрании яхт-клуба. «Для наблюдения за благоустройством и порядком Зимнего собрания, Общим собранием членов яхт-клуба избираются двое старшин из числа действительных членов и до 14 к ним помощников старшин из числа членов Зимнего собрания. Комитетом яхт-клуба вырабатывается и Общим собранием утверждается особая инструкция для старшин и их помощников и правила посещения Зимнего собрания».

Интересный вид взноса для членов Зимнего Собрания был введен на Общем собрании 1 мая 1902 г. Вступительный взнос составлял 15 руб. и «серебряный столовый прибор установленного образца для буфета собрания, ежегодный — по тридцати пяти рублей».

Первым командором клуба был избран 19 февраля 1895 г., с согласия вел.кн.Александра Михайловича, граф А.Д. Шереметев. Позднее он отказался от должности, и она по 1909 гг. была вакантной. На Съезде деятелей по яхтенному спорту 1897 г. яхт-клуб представлял Н.А. Сытенко, официально именовавший себя членом-посредником Невского яхт-клуба. Позднее он стал вице-командором и подписывался за командора. В 1906 г. он имел чин действительного статского советника. Его сменил Вирениус Андрей Андреевич (1909 — после 1916 гг.). В 1900 г. он был в звании капитана I ранга, заведовал Отделом в Морском министерстве, затем стал вице-адмиралом. В 1903 г. он подписывал документы (правда, не в качестве главного должностного лица, а, скорее, как делопроизводитель), которые содержали отказ в выдаче Невскому яхт-клубу единовременного пособия от казны. Спустя примерно 5 лет, он, напротив, возглавил Невский яхт-клуб. Тогда же, в 1910-е гг. он был еще и членом Высочайше утвержденной комиссии «по усилению военного флота на добровольные пожертвования».

В Невском яхт-клубе состояли многие известные в русской истории деятели армии и флота. Так непременным членом клуба был прославленный флотоводец и ученый вице-адмирал Степан Осипович Макаров (1848 — 1904). Как хороший тактик он зарекомендовал себя уже в русско-турецкой войне 1877 — 1878 гг., когда использовал минные катера против броненосных кораблей противника. Затем он написал труд «Об обмене вод Черного и Средиземного морей», за который был удостоен премии Императорской Академии наук. С.О. Макаров изобрел бронебойный наконечник для артиллерийского снаряда («наконечник Макарова»). В 1896 г. стал вице-адмиралом, спустя три года — главным командиром Кронштадтского порта. Во время Русско-Японской войны 1904-1905 гг. командовал Тихоокеанской эскадрой, и тогда же погиб на броненосце «Петропавловск» вместе с великим русским художником В.В. Верещагиным.

Членами клуба были офицеры полков Лейб-гвардии, например, граф Александр Николаевич Граббе, а так же князь Логгин Александрович Барклай-де-Толли Веймарн.

Некоторые члены Невского яхт-клуба состояли в других яхт-клубах и парусных обществах. Так, член Комитета Невского клуба граф В.А.Олсуфьев возглавлял Санкт-Петербургский парусный кружок (позднее — яхт-клуб). М.Н.Бенуа, одно время выполнявший обязанности секретаря Невского яхт-клуба, состоял в том же Санкт-Петербургском парусном клубе. Он также был гласным городской Думы, директором правления пароходного Общества «Кавказ и Меркурий». Н.П.Козлов, член Невского яхт-клуба, в 1908 — 1909 гг. возглавлял Парусный клуб. Действительным членом Невского яхт-клуба был В.В.Арнольд, который состоял в Речном яхт-клубе, был ответственным секретарем Российского парусного гоночного союза (одним из учредителей которого, кстати, были Невский и Петербургский парусный яхт-клубы), а также был командором Стрельнинского яхт-клуба.

В 1909 г. в клубе состояло 44 действительных члена, среди которых одна женщина — княгиня Анна Александровна Голицына. За всю историю клуба это была не единственная женщина, состоявшая в числе его членов. Так, ранее, в 1902 г. членом клуба была графиня М.А. Стенбок-Фермор. В целом же, клуб, несмотря на свою известность, не был многочисленным. Однако, при этом почти все члены были судовладельцы, в то время как в других клубах (в среднем по России) их численность составляла 25 — 30%.

Члены яхт-клуба носили типичную для иных клубов форму. Рисунок флагов клуба также не отличался оригинальностью. Яхт-клуб имел собственный знак. В центре его был круг, поле которого было заполнено Российским триколором, на котором красовался якорь и наложенные на него буквы «НЯК». Над этим кругом — пятиконечная звезда. Снизу, справа и слева круг обрамляет венок, доходящий до середины высоты звезды.

Как и все российские яхт-клубы, Невский посещали гости. Они разделялись на две категории: посещающие клуб за плату по рекомендации членов и почетные гости, которыми считались все офицеры Императорского российского флота, члены русских и иностранных яхт-клубов, «а равно другие лица, коим Комитетом будут посылаемы особые приглашения».

Главным направлением в деятельности Невского яхт-клуба были гонки, преимущественно парусные. Они делились на обязательные, которые устраивались на приз Императора и Их Высочеств (проходили 22 июля), и не обязательные, которые устраивались Комитетом клуба по мере возможности.

Открытие первого навигационного сезона состоялось 17 мая 1895 г. На церемонии присутствовали Почетный командор вел. кн. Александр Михайлович, августейший командир лейб-гвардии Преображенского полка вел. кн. Константин Константинович, начальник Главного Морского штаба вице-адмирал Кремер и его помощник контр-адмирал Авелан, начальник главного управления кораблестроения вице-адмирал Тыртов, Санкт-петербургский градоначальник фон-Валь и др. Молебствие совершило духовенство церкви с. Ульянка (село принадлежало командору клуба графу А.Д. Шереметеву), затем вице-командор клуба граф Ностиц и граф Олсуфьев торжественно подняли флаг.

Первым по значению призом Невского яхт-клуба, выдававшимся за выигранные гонки, был серебряный кубок. Кубок имел витую декорацию, медальерное изображение государей в круге, типологически близкое к их изображению на монетах XVIII — XIX вв. Крышку кубка украшал символ Империи — двуглавый орел. 30 мая 1898 г. кубок был присужден братьям Бергам, победителям парусной гонки. Прецедент вручения кубка в 1898 г. дал повод для Высочайшего повеления о ежегодном пожаловании приза из Кабинета Его величества. Состязания на этот приз считались самыми почетными в Невском клубе. В то же время, иногда они срывались. Так, они не состоялись в 1905 и 1906 гг., когда яхты Санкт-Петербургского Речного яхт-клуба и Выборгского парусного общества, записавшись на гонку, на нее не явились, не объявив причины. Другие клубы не могли участвовать, т.к. не располагали яхтами 6 и 7 классов. Эти события послужили поводом для начала конфликта с Речным яхт-клубом. 26 апреля 1907 г. Общее собрание постановило: «ввиду того, что в течение последних двух лет яхты СПб. Речного яхт-клуба на гонки Невского яхт-клуба к старту не являлись, а также того, что СПб. Речной яхт-клуб на гонки на приз, получаемый из Министерства торговли и промышленности (в прежнее время — из Морского министерства), яхт других клубов не допускает, сделать гонку на Императорский приз закрытой, т.е. только для членов Невского яхт-клуба». Речной клуб ответил на этот шаг «невцев» достаточно жестко. Его командор генерал-адъютант Нилов возбудил вопрос о лишении Невского яхт-клуба ежегодного Императорского приза «ввиду того, что в настоящее время [1909 г.] деятельность Невского яхт-клуба неизвестна и об устраиваемых им гонках остальные яхт-клубы не извещаются». Невский яхт-клуб в своем ответе напомнил, что в гонках на этот приз допускались яхты только русской постройки, что в 1902 — 04 гг. этот приз получал Речной клуб, что соответствующие лодки были, кроме как у Невского, только у Санкт-Петербургского Речного клуба и у Выборгского парусного общества. Невский яхт-клуб также указал на пересмотр своего решения 1907 г. о закрытом характере гонок на Императорский приз и о намерении «не разыгранные в 1905, 1906 и 1908 гг. призы... разыграть в течение трехлетия 1909 — 1911 гг., назначая в эти годы по две гонки на Императорский приз».

В 1899 г. из Министерства Императорского двора в Невский яхт-клуб для выдачи в качестве приза был послан «прибор для вина, состоящий из подноса, двух хрустальных кувшинов и 12 стаканов в серебре». Был и иной приз, учрежденный в самом начале деятельности клуба Августейшей покровительницей клуба вел.кн. Ксенией Александровной и Почетным командором вел. кн. Александром Михайловичем. Он представлял собой настольные часы, оформленные украшениями с морской символикой, и присуждался «той из яхт, занесенных в списки Невского яхт-клуба, которая на гонке 22 июля выкажет абсолютную скорость, и на руки не выдается, а остается во владении яхт-клуба. Победителю, взамен того, выдается жетон, а его фамилия и название яхты выгравировываются на часах». Этот приз этот в 1895 г. на гонке 22 июля был присужден владельцу яхты «Злючка» И.Н. Дьякову, а в 1896-м на той же Петергофской гонке — владельцу яхты «Эндимион» графу Г.И. Ностицу. «Приз этот для членов яхт-клуба имеет как бы аллегорическое значение. Показывая время, он как бы напоминает, что временем надо дорожить», — писалось в первом очерке об истории Невского яхт-клуба.

Не менее интересным призом была серебряная братина, подаренная клубу в 1890-е гг. членом-сотрудником М.П. Беляевым, исполненная по рисункам известного архитектора Ропета. Она выдавалась за крейсерскую гонку (дистанция не менее 50 миль), в которой принимали участие суда, построенные в России и по чертежам российских верфей и российских конструкторов, записанные в одном из российских яхт-клубов или парусных обществ. Братина хранилась в Невском яхт-клубе, а яхте-победительнице выдавался судовой знак, а владельцу — жетон. Время гонки и название яхты, взявшей приз, а также фамилия владельца гравировалась на братине; названия соревновавшихся яхт и имена владельцев гравировались на особом щите в помещении клуба. Взнос за участие в этой гонке составлял 25 руб.

В первые годы существования клуба граф Г.И. Ностиц (тогда вице-командор) учредил переходящий приз для военных катеров. Он представлял собой кубок, который после выигрыша переходил до следующей гонки в собственность того судна, которому принадлежал победивший катер. Имя военного судна и офицера-рулевого (победителя) гравировались на кубке. Офицеру выдавался жетон. Зимою кубок хранился в Кронштадтском морском собрании или в кают-компании соответствующего экипажа ( при условии, что тот находился в Санкт-Петербурге). 22 июля 1896 г. этот приз получил мичман М.В.Иванов с катера крейсера «Генерал-адмирал».

В 1908 г. яхта «Магдален», принадлежавшая члену клуба М.Э. Верстрату, участвовала в гонках Кильской недели, где получила три приза. Яхта была сооружена на верфи в Або (Финляндия).

Программа гонок Невского яхт-клуба была очень насыщенной. Например, в 1909 г. устраивались следующие состязания:

1. две больших морских гонки на Императорский приз;

2. гонка на приз Их Высочеств вел.кн.Ксении Александровны и вел.кн.Александра Михайловича;

3. морская гонка на приз им. М.П. Беляева;

4. гонка военных катеров на приз графа Ностица;

5. гонка для судов пяти первых разрядов на призы от клуба;

6. гонка для монотипов на призы от клуба.

В 1910 г. клуб должен был принимать участие в гонках, посвященных 50-летнему юбилею Санкт-Петербургского речного яхт-клуба. Однако это знаменательное для всего спортивного Петербурга событие было омрачено гибелью известного гонщика, члена Невского яхт-клуба П.М. Сеппайна. За два дня до первой гонки (31 июля 1910 г.) он вечером переводил швертбот, специально построенный к празднованию юбилея, к своему яхт-клубу, по Галерному фарватеру. «Гика-шкоты — снасти, с помощью которых управляют парусом, неосторожно закрепили за утку. Может быть, это сделал кто-то из сопровождающих яхтсмена двух человек, которые ранее не ходили на яхте. Погода была скверная, швертбот сильно кренило и заливало волной. После поворота, когда яхта еще не набрала хода, неожиданно налетевший шквал положил ее парусами на воду — разумеется, этого бы не произошло, если бы не закрепили гика-шкоты. Отдать их с утки, неопытные шкотовые, надо полагать, не успели. В августе темнота наступает быстро. Все трое членов экипажа швертбота напрасно ждали помощи — поблизости не было ни яхт, ни катеров. Сеппайн решил плыть к берегу — плавал он великолепно. Но, наверное, в темноте сбился с пути и погиб. Через некоторое время погиб и второй член команды: замерзнув, он сорвался в воду и утонул. Последнего человека со швертбота все же утром спасли, когда его заметили с шедшего мимо буксира. Катастрофа накануне спортивного праздника произвела на всех тяжелое впечатление. Петербургские газеты писали об отсутствии должной организации в российском яхтинге.._. Оказалось, что у экипажа швертбота не было даже спасательных жилетов».

В списках яхт-клуба в 1909 г. числилось около 30 судов, в основном, петербургской, финской (г. Або) и английской сборки. Некоторые названия судов носили этнический, фольклорный оттенок: «Норвежец», «Пигмей», «Садко», «Ярославна». Согласно Уставу, список судов яхт-клуба ежегодно, к 1 марта, представлялся в Главный морской штаб. У Невского яхт-клуба была своя судостроительная Галерная верфь, и некоторые суда были изготовлены именно на ней. Там же изготавливались судна по заказу частных лиц и других яхт-клубов. В 1910-е гг. верфь была оборудована станками для обработки дерева и металла. Там же имелся мачтоподъемный кран, стрела которого могла восходить на высоту до 6 саж. над уровнем моря. Суда клуба стояли в безопасной гавани, где можно было не бояться наводнений.

С самого начала своего существования, Невский клуб активно занимался издательской деятельностью. Так, в 1895 г. он выпустил «Справочную книжку яхтсмена». Она представляет собой свод законов и иных нормативных документов, касающихся вопроса пользования яхтами (главным образом, частными лицами). Туда были включены извлечения из Свода законов Российской Империи, Положение о лоцманах, Морские уставы и устав Невского яхт-клуба.

Активная деятельность клуба проявлялась и в участии в различных представительских мероприятиях, прежде всего, в выставочной деятельности. Невский яхт-клуб выступал экспонентом на Нижегородской выставке 1896 г. Клуб выставлял призовые свидетельства, медали, судовые знаки, карту Европы с обозначением района плавания судов клуба. На выставке Невский яхт-клуб получил диплом I разряда «за научно-техническую деятельность и научно-технические издания» от Министерства финансов, а также большую серебряную медаль «за настойчивое и последовательное осуществление намеченных уставом задач, выказанное с самого начала деятельности Общества».

Клуб был инициатором Первой в России выставки судоходства и проходившего тогда же Первого всероссийского съезда деятелей по водному спорту (1897 г.). Выставку посетил Император и изъявил желание, чтобы такие мероприятия проходили периодически, а также имели международный характер. Была издана 1-я часть «Трудов Первого всероссийского Съезда любителей и деятелей по яхтенному и вообще водному спорту». Вторая часть «Трудов» так и не вышла в свет. Это было, пожалуй, самое крупное подобное мероприятие, предпринятое клубом и не носившее спортивно-состязательного характера. Почетным председателем съезда был Почетный командор Невского и ряда других российских яхт-клубов — вел.кн. Александр Михайлович. На съезде было 4 секции, на которых обсуждались вопросы конструкции судов, навигации, проблемы, связанные с гоночными правилами, а также общеправовые вопросы. Среди активных участников съезда был контр-адмирал С.О. Макаров. Участникам собрания особенно запомнились два его доклада: «О принятии яхт-клубами семафорной азбуки, установленной для военного флота», и «Об уменьшении гибельных последствий при стоянке судов».

За проведение съезда и выставки Невский яхт-клуб получил благодарность от Императора и беспроцентную правительственную ссуду в размере 65 тыс. руб., на которую, в основном, и осуществлял строительные и хозяйственные работы.

В следующем 1898 г. клуб был представлен на выставке судоходства в Петербурге, где получил диплом I степени «за выдающуюся, всестороннюю и полезную деятельность в деле развития водного спорта». На Парижской Всемирной выставке 1900 г. им была получена золотая медаль. Невский яхт-клуб также принял участие и на Миланской выставке 1907 г., и был единственным из организаций водного спорта, который выступал в качестве экспонента на Морской выставке 1908 г., проведенной Лигой обновления флота в московском Манеже. Яхт-клуб продемонстрировал три модели яхт и фотографические виды и получил Почетный отзыв от Лиги Обновления флота.

При Петергофском порте действовала Школа плаванья под парусами, которая считалась «краеугольным камнем деятельности Невского яхт-клуба по развитию любви к Морскому спорту среди подрастающего поколения». Она была Высочайше разрешена 10 июля 1900 г. Школа состояла из Совета, куда входили члены Невского яхт-клуба, а также специально приглашавшегося заведующего. Курс был двухгодичный и продолжался в течение двух навигаций — с 15 мая по 15 августа. Какие-то занятия (естественно, теоретические) проходили зимой, в кают-компании клуба. Проводили их, в основном, флотские офицеры.

«В Школу плаванья под парусами», — писалось в специальном объявлении, — «принимаются молодые люди, русские подданные, здорового телосложения, в возрасте начиная с 15 лет, при чем лица, не достигшие 18 летнего возраста, представляют письменные согласия родителей..., а для лиц, состоящих в казенных учебных заведениях — письменное разрешение их начальства». Иногда возрастной ценз при приеме в школу составлял 13 лет. Плата за обучение составляла 15 рублей за одну навигацию. Положение о Школе допускало возможность бесплатного посещения теоретических и практических, зимних и летних занятий гардемаринам и кадетам морского корпуса, воспитанникам военно-учебных заведений и студентам.

«На первом курсе», — как говорилось в официальных объявлениях, — «учащиеся знакомятся с основными положениями плавания парусного судна, различными способами его вооружения, необходимыми такелажными работами, с общим устройством компаса и его пользованием, морскими картами, с элементарным понятием о навигации и практическим плаванием в пределах Невской губы на судах Школы, под общим наблюдением заведующего школою и непосредственным присмотром опытных матросов. Второй курс посвящается детальному ознакомлению с навигацией и лоцией, практическому ознакомлению со всеми необходимыми в плавании на яхтах навигационными инструментами, основными морскими законами и принятыми морскими обычаями и правилами морской вежливости, с правилами и уставами Российских яхт-клубов и парусных обществ, гоночными правилами, формулами обмера гоночных яхт, элементами конструирования парусных судов и необходимой спортивной библиографией». Практическое учебное плаванье проходило «в пределах Невской губы и на судах Невского яхт-клуба... в пределах Финского залива». Итоговые испытания проводились в присутствии представителей Морского министерства; по окончании Школы выдавались специальные свидетельства.

Устраивались ученические состязания и выдавались призы. Один из них ныне хранится в Петергофском музее. Он был выдан 15 августа 1903 г. на ученической парусной гонке кадетов, и был переходящим. Представлял собой модель яхты на подставке с надписью «школа плаванья под парусами при Петергофском порте Высочайше утвержденного Невского яхт-клуба, состоящего под покровительством... Ксении Александровны». Приз предназначался рулевому. Также сохранились жетоны, учрежденные Школой плаванья при Невском яхт-клубе.

Как и многие другие спортивные общества, Невский яхт-клуб поощрял дальние плаванья. Неслучайно Приз Беляева предполагал дистанцию не менее 50 морских миль. Суда клуба ходили в российские и заграничные порта. В дальнее плаванье под флагом Невского яхт-клуба отпускались только те суда, которые признавались Комитетом для этого годными.

Невский клуб поддерживал и научную работу. Его флаг по Высочайшему повелению поднимался на судах «Андрей Первозванный» и «Заря», отправлявшихся в научные экспедиции на Север. В мастерской яхт-клуба также была выполнена шхуна «Александр Ковалевский», отправленная Императорским обществом Естествоиспытателей в научную экспедицию на Мурманский берег.

При клубе функционировала библиотека, начало которой положил в 1894 г. член-учредитель клуба М.И. Кази, пожертвовавший коллекцию чертежей яхт.

История клуба не обошлась без «черных пятен». В первые годы ХХ в. одни члены клуба обвиняли других (в том числе и руководство) в финансовой недисциплинированности. Члены Комитета клуба далеко не всегда внимательно относились к своим обязанностям. По состоянию на 1 мая 1902 г., как видно из официального документа, в Комитет входило 7 человек, «из коих двое постоянно отсутствуют, а двое — весьма часто». Оттуда же мы узнаем, «что личные пререкания членов между собою, возникшие на поле гоночных недоразумений, усилились настолько, что один член заявлял, что не станет являться в Комитет, чтобы не встречаться с другим, а тот — другой — высказывал то же самое по отношению первого и таким образом оба избегали являться в заседания». Тем не менее, существовало правило, согласно которому: «Члены Комитета, не посетившие заседания онаго подряд 10 раз, считаются сложившими с себя свои обязанности, если не последует постановление Комитета считать такого члена в отпуску». По данным на 1902 г., 2/3 членов клуба находились в постоянном отсутствии.

В 1902 г. недвижимое и движимое имущество клуба оценивалось в 75000 руб., долг составлял по отношению к казне 65000, к Елисееву — 20000, разным лицам (в основном, подрядчикам) — 12000 руб. Дефицит бюджета составил 23 тыс. руб. В связи с этим клуб обращался с просьбой о выдаче ему единовременного пособия от казны.

Начальник канцелярии Императорской главной квартиры флигель-адьютант граф Гейден очень резко отреагировал на эти просьбы. Он отметил, что деятельность клуба носит, в основном, рекламный характер, что кредиторы привлекают его к ответственности в судебном порядке, что состав клуба малочисленен и не сплочен. Разумеется, он полагал, что ходатайство клуба о выдаче ему единовременного пособия не должно подлежать удовлетворению.

На этот раз в просьбе было отказано. Финансовые затруднения клуба усугубились закрытием ресторана «Медведь» в Петергофе (одном из излюбленных мест для гонок), в здании «Бель-вю», который сдавался в аренду и приносил некоторый доход. По договору Невский яхт-клуб должен был содержать ресторан. Арендовал у яхт-клуба ресторан некто Лаказ. По прекращении деятельности Петергофского пароходства в 1901 г. Лаказ обанкротился, ресторан был закрыт и перестал приносить доход. В 1905 г. «невцы» решили «приспособить означенное здание под театральное зало, в целях сдачи его под оперные и театральные представления на время летних сезонов... Отсутствие в Петергофе частных театров и густая населенность его летом гарантируют материальный успех сего предприятия». Предполагалось устроить «серьезное (не кафешантанное) театральное зало». Кабинет Его Императорского Величества пресек эти намерения. Ущерб клубу был нанесен и при наводнении 1903 г., а затем и русско-японская война, поскольку многие члены яхт-клуба — военные моряки — были отправлены в театр военных действий. Удар по благосостоянию клуба был нанесен и мятежами 1905 г. Прося в 1906 г. об отсрочке долга, правление клуба объясняло невозможность его уплаты тем, что «многие из членов... Невского яхт-клуба сильно пострадали в настоящее смутное время от аграрных и других беспорядков, а потому лишены возможности воспособления яхт-клубу своими личными средствами».

Тем не менее, Невский яхт-клуб продолжал существовать. В 1912 г. клуб вступил в Российский Парусный гоночный союз (РПГС), тем самым, оказался в числе его учредителей. Председателем РПГС был граф А.Ф. Гейден, представитель Императорского Петроградского яхт-клуба.

После 1917 г. Невский яхт-клуб, как и другие элитарные столичные клубы, прекратил свою деятельность. Его помещения были заняты Петроградским морским клубом, который, став профсоюзным, превратился в «водно-спортивную станцию» молодежи Васильевского о-ва. Позднее, во второй половине ХХ в., там разместился яхт-клуб Ленинградской военно-морской базы.

Издания яхт-клуба:

Устав Невского яхт-клуба. СПб., 1894; Тоже. СПб. 1898; Тоже. СПб., 1910.

Справочная книжка для яхтсмена. Издание Невского яхт-клуба. СПб., 1895.

Невский яхт-клуб. Краткий очерк истории. 1895-1896. СПб., 1897.

Правила гонок Невского яхт-клуба. СПб., 1895.

Невский яхт-клуб. Личный состав и список членов и судов по 1 августа 1898 г.; 1899; 1900; 1909; СПб., 1898-1900; 1909.

Отчет о деятельности Невского яхт-клуба. 1911; 1912; 1913. СПб., 1912- 1914.

Программа школы плавания под парусами при Высочайше утвержденном Невском яхт-клубе. СПб, 1912.


Кормовой флаг.

Стеньговый флаг.

Брейд-вымпел почетного члена.

Брейд-вымпел командора.

Брейд-вымпел вице-командора.
 

Яндекс.Метрика