Для гостей клуба

Авторизация

Фотогалерея


морские ворота 2013-17
С.-Петербургский Императорский Речной Яхт-клуб PDF Печать E-mail

С.-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИМПЕРАТОРСКИЙ РЕЧНОЙ ЯХТ-КЛУБ

http://book.nationalclass.ru/i/hr.png); height: 55px; background-position: 50% 50%; background-repeat: no-repeat no-repeat;">

Санкт-Петербургский речной яхт-клуб был самым многочисленным и самым значительным обществом любителей речного и морского плавания в дореволюционной России. Основанный в северной столице в 1860 году, этот клуб вел свою родословную от создателя Санкт-Петербурга — государя-реформатора Петра Великого, который в 1718 году учредил в Санкт-Петербурге «Невский флот», бесплатно раздав 141 судно в потомственное частное владение. Это высочайшее начинание, к сожалению, не прижилось. Известно, что в 1743 году, когда дочь Петра — императрица Елизавета Петровна повелела вновь собраться «Невскому флоту», для «экзерцирования» смогли явиться только две баржи.

Новая попытка пропаганды водных путешествий была предпринята лишь через столетие, также по инициативе высочайшего лица. Император Николай I, заинтересовавшийся в Англии традициями местных яхт-клубов, в 1846 году учредил собственный Императорский яхт-клуб. Устав этой организации строго ограничивал возможность вступления в нее потенциальных участников, так как членами клуба было дозволено быть только лицам дворянского сословия. Недоступным даже для многих дворян оказался и значительный размер членских взносов.

Санкт-Петербургский речной яхт-клуб стал первым обществом любителей водного спорта, которое образовалось по собственной воле его членов, а не по царской инициативе. История Санкт-Петербургского речного яхт-клуба, которому удалось по-настоящему объединить многочисленных энтузиастов-яхтсменов, не ограничивая рост членов сословным представительством, а также сделать парусный и гребной спорт невероятно популярными в столице и во всей Российской империи, в действительности началась за два года до его официального основания.

11 мая 1858 году группа подлинных любителей речных путешествий, не входивших в Императорский яхт-клуб, совершила парусную прогулку на Черную речку. Этому незначительному факту суждено было стать историческим. Во время этого путешествия восемь энтузиастов: В.Ю. Познанский, Н.Х. Вилькинс, Ц.А. Кавос, А.А. Атиль, В.А. Сытин, Н.Н. Тихановски, В.Я. Фукс и Э.Я. Фукс, — решили снять дачу на берегу, для того чтобы использовать ее для общего отдыха и в качестве места стоянки своих лодок.

Дача на Черной речке (№ 13), принадлежавшая Григоровичу, стала первым зданием будущего яхт-клуба, так как именно на ней, во время той самой поездки, среди товарищей, имевших общее увлечение, возникла мысль об основании неофициального кружка, который бы не только объединил любителей водных путешествий, но и помог бы более правильно организовать совместные плавания.

Это неформальное объединение его члены между собой в шутку называли «Jackofalltrades», что в переводе с английского означает «моряк на все руки». Общество было организовано без достаточных денежных средств, без высочайшей поддержки. Его опорой послужил лишь искренний энтузиазм людей, увлеченных общей страстью к водным путешествиям, желанием преуспеть в гребном и парусном спорте.

Первым судном «моряков на все руки» стала шлюпка «Забава», на которой они совершили то памятное путешествие. «Забава» представляла собой оснащенное «плимутским вооружением» судно 17 футов длиной, принадлежавшее Ц.А. Кавосу. Оно было построено в Англии в 1857 году. Это судно, подаренное владельцем клубу, впоследствии получило по аналогии с петровским ботиком название «Дедушка яхт-клуба» и послужило клубу в течение 25 лет.

На общем собрании учредителей первым командором клуба был избран настоящий лидер этого кружка — В.Ю. Познанский. Несмотря на соблюдение во всех клубных делах жесткой дисциплины, которая была совершенно необходима в морском деле, В.Ю. Познанский за время своего командорства сумел сохранить в клубе и передать будущим поколениям атмосферу дружбы и товарищества, лежавшую в основе вновь организованного общества.

Чтобы действительно почувствовать себя особым сообществом, члены кружка создали свой собственный устав, придумали свой флаг: на белом фоне — синий якорь, над которым располагались три звезды. Этот флаг, которым отмечалось каждое судно, принадлежавшее «морякам на все руки», а также романтическая неаполитанская одежда, выделяли членов клуба «Jackofalltrades» среди всех остальных любителей, плававших вдоль Невских берегов. Для того чтобы во время плаваний было легко понимать товарищей, находящихся на других судах, была придумана система знаков — особых сигналов, которой в обязательном порядке должны были владеть все члены «Jackofalltrades». В последствии эта система многократно совершенствовалась.

Уже в тот период среди товарищей по увлечению — будущих членов Санкт-Петербургского речного яхт-клуба, — закладывались основы будущих клубных праздников и фейерверков, именно в те времена было решено во время путешествий всем странствующим объединяться за общим столом.

Через год, почувствовав успех своего начинания, «моряки на все руки» переименовали свое сообщество в Невский Яхт-клуб. Количество членов за столь короткое время выросло до 40 человек, а клубный флот на две парусные шлюпки — «Чайку» и «Ласточку». Столь быстрое развитие общества объяснялось как успешной пропагандой, которую его члены вели среди своих знакомых, так и интересными путешествиями, эффектными «клубными» костюмами и доступными членскими взносами (в тот период плата равнялась всего 7 рублям в год).

В Невском яхт-клубе в 1859 году зародилась традиция награждать званием «капитана яхт-клуба» опытных в управлении парусными или гребными судами членов. Для получения этого звания следовало пройти особый экзамен. Капитаны яхт-клуба составляли Совет капитанов, который в последствии был преобразован в Техническое общество.

Стремление членов Невского Яхт-клуба выйти за пределы города и совершать более длительные и сложные путешествия на взморье, в сторону Петергофа, привело к тому, что в 1859 году общество поменяло место пребывания, арендовав дачу Бодрова на Крестовском острове, находившуюся напротив Елагинской пристани.

В связи с успешным развитием общества, в первые же годы его существования у части членов Невского клуба возникло желание придать ему официальный статус. 14 декабря 1859 года, по инициативе наиболее активных организаторов общества В.Ю. Познанского, Н.Х. Вилькинса и Ц.А. Кавоса, в доме командора В.Ю. Познанского произошло собрание клуба, на котором был обсужден новый устав общества. Для официального утверждения было предложено переименовать общество в «Клуб Невских Ботиков». Проект нового, уже не любительского, а официального флага был ориентирован на флаг Императорского яхт-клуба — на белом фоне прямой синий крест с расположенным над ним гербом Санкт-Петербурга.

Великий князь Константин Николаевич, генерал-адмирал Российского флота, которому подали на рассмотрение проект устава учреждаемого яхт-клуба, согласился принять его под свое высочайшее покровительство. Свою особую заботу клубу Константин Николаевич выказывал вплоть до своей кончины в 1892 году. Именно Константину Николаевичу принадлежит идея наименовать вновь учреждаемое общество «Санкт-Петербургский речной яхт-клуб».

Во время утверждения документов в Морском Министерстве, канцелярия этого ведомства предложила внести изменения в герб клуба: для большей весомости чиновники просили поместить в верхней части герба дворянскую корону. Члены клуба принципиально отказались от этой идеи, так как она не соответствовала его сословной открытости и принципиальному равноправию среди членов клуба.

14 марта 1860 года стало официальным днем рождения Санкт-Петербургского речного яхт-клуба, второго яхт-клуба России.

Торжественное открытие Санкт-Петербургского речного яхт-клуба состоялось 21 мая 1860 года. Флаг Санкт-Петербургского речного яхт-клуба был впервые поднят на новой территории (на арендованной в том году даче Шишмарева, № 10), в присутствии большого количества высокопоставленных особ и почетных гостей, среди которых присутствовали управляющий Морским министерством генерал-адъютант Н.К. Кнаббе, а также управляющий канцелярией Морского министерства генерал-адъютант С.А. Грейг.

Состоявшийся по этому случаю торжественный обед, положил основание многочисленным клубным традициям. В частности, с этого дня утвердилось правило торжественные приветствия клубу, его членам, дружеские пожелания и поздравления, а иногда даже и деловые выступления, высказывать в стихотворной форме. Заложил эту традицию член клуба Н.Н. Круглополев, который во время этой праздничной трапезы произнес за столом тост за новорожденный клуб и его высочайшего покровителя великого князя Константина Александровича:

«После всех речей и спичей

Вы позвольте пять, шесть строк

Принести — таков обычай, -

Мне младенцу на зубок:

Пусть родителям в забаву,

В утешенье их сердец,

Вырастает он на славу -

Наш малютка молодец.

Пусть цветет, растет, мужает

Не по дням, а по часам,

Пусть надежды оправдает.

Пусть с отрадой Крестный сам

Полюбуется на сына!

Ну, друзья, теперь пора:

Раз еще в честь Константина

Грянем дружное „Ура“!»

После торжественной трапезы члены клуба и гости завершили памятный вечер водной прогулкой, что также превратилось в клубную традицию.

Первоначально форма членов Санкт-Петербургского речного яхт-клуба представляла собой сюртуки с золотыми пуговицами и фуражки с двумя золотыми галунами. Виц-мундиры командора и вице-командора имели золотые жгутовые погоны. К ним также полагалось носить морские кортики. Через двадцать восемь лет, в 1899 г. она была заменена на темно-синие клубные пиджаки с черными пуговицами с гербом клуба и синие фуражки со значком клуба на околыше в соответствии с современными фасонами, принятыми в Европе и Америке.

Августейший покровитель великий князь Константин Николаевич всемерно оказывал поддержку Санкт-Петербургскому речному яхт-клубу. Он, часто в сопровождении других членов царской фамилии, активно участвовал в многочисленных клубных мероприятиях, особенно патронировал клубным соревнованиям, ежегодно выставляя специальный приз от своего имени. Он пропагандировал прогулки на яхтах, а также водные виды спорта не только среди подданных, но и среди членов царской семьи. Так, его стараниями в 1863 году великие князья Алексей Александрович, а также наследник российского престола Николай Александрович согласились принять звания почетных членов Клуба. А в 1864 году гонку, проходившую 19 июля, посетил государь император Александр II.

Августейшее покровительство сопутствовало Санкт-Петербургскому речному яхт-клуб на протяжении всего времени его существования. Его высочайшими покровителями были также Великий князь Алексей Александрович, а после его кончины в 1909 году эта обязанность была возложена на юного наследника престола великого князя Алексея Николаевича. Его венценосный отец, император Николай II, еще будучи наследником, также принимал активное участие в жизни клуба. В благодарность за это Николай Александрович был включен в список почетных членов особ императорской фамилии Санкт-Петербургского речного яхт-клуба. После восшествия на престол Николай Александрович соизволил оставить свое имя в этом почетном списке.

Опираясь, на столь высокую поддержку, Санкт-Петербургский речной яхт-клуб сразу приобрел высокий общественный статус, который выражался не только в особом уважении к его членам и спортивной деятельности клуба, что неоднократно высказывалось в печати. Члены клуба на своих судах стали принимать участие в парадах и церемониалах, наряду с военно-морскими кораблями.

Эта традиция зародилась в 1863 году, когда клубные корабли впервые получили приглашение принять участие в особом церемониале на Неве, который проводился по случаю празднования дня рождения государя императора Александра II (к сожалению, тогда эта акция не вполне состоялась из-за опасного движения льдов из Ладожского озера, лишь один клубный бот «Константин», соименный великому князю — покровителю клуба, простоял на Неве целый день). Членами яхт-клуба также неоднократно предпринимались специальные эскадренные плавания судов в Стрельну и Кронштадт для представления своему высокому покровителю. В первые годы существования яхт-клуба в подобных парадах принимало участие от 8 до 12 судов.

16 августа 1909 года, через пятьдесят лет после основания клуба, уже более сорока кораблей, среди которых были парусные и паровые яхты, мотоботы, паровые мотоботы, двумя эскадрами, смогли прошествовать Петергофским рейдом под командованием Д.Д. Маршалова на фрагманской яхте «Первенец» и Г. Торнтона на паровой яхте «Лахта» во время торжественного представления новому покровителю клуба, наследнику престола великому князю Алексею Николаевичу. Этот парад показал не только значительное количество судов Санкт-Петербургского речного яхт-клуба, но и их качество. Среди кораблей, прошествовавших на том параде, было немало судов уникальных конструктивных и эстетических качеств, судов — победителей многочисленных соревнований, в том числе и международных гонок. Обращало внимание и то, что более двух третей судов, принадлежавших яхт-клубу, были новой постройки, а также отличались высоким качеством изготовления, причем, часть судов была создана в собственной мастерской клуба.

Члены царской семьи всегда с радостью откликались на приглашения членов клуба, а иногда даже участвовали в соревнованиях.

Главной своей задачей Санкт-Петербургский яхт-клуб считал развитие гребного и парусного спорта. С первых лет своего официального существования клуб стал организовывать гребные и парусные гонки. Следует особо заметить, что этот вид деятельности Санкт-Петербургского яхт-клуба всемерно поддерживался высочайшими покровителями и Морским министерством, которые выставляли для победителей соревнований ежегодно свои призы, представлявшие собой суда, специально построенные для этого случая.

Первые правила гребных гонок были изданы уже в 1860 году. На основании этих правил ежегодно Техническим отделением комитета Санкт-Петербургского яхт-клуба избиралась из членов клуба «комиссия о гонках», в состав которой входил особый судья — представитель Морского министерства. Гребные гонки проходили по разрядам с отдельным призом, разделение на разряды проходило по числу гребцов.

Первая гребная гонка по этим правилам состоялась 31 июля 1860 года на Средней Невке напротив Елагинской пристани.

Особое значение эти гонки получили в связи с тем, что проходившие ранее многочисленные соревнования по гребле объединяли исключительно профессионалов (матросов и перевозчиков на яликах) и носили характер исключительно народных мероприятий. Гребные гонки Санкт-Петербургского яхт-клуба пропагандировали новое для общества отношение к гребле как к спорту, которым может заниматься любой любитель, вне зависимости от социального статуса.

В целях пропаганды гребного спорта в 1868 году было учреждено звание «первого гребца яхт-клуба», которое ежегодно присваивалось члену клуба — победителю особого соревнования в одиночном разряде. В качестве поощрения победитель получал еще специальный флаг.

Первое состязание на звание лучшего гребца и почетный флаг состоялось в день большой клубной гонки 1868 года. Победителем и первым обладателем этого почетного звания стал А.Д. Родионов. К сожалению, гребной спорт не был одинаково популярен во все годы существования клуба. Со временем парусный спорт стал все более вытеснять гребной. Были годы, когда соревнования по гребле вообще не проводились, так как никто не чувствовал в себе силы принять в них участие, несмотря на выставляемые для победителей призы. К 1900 году Санкт-Петербургский яхт-клуб приобрел характер исключительно парусного общества.

Первая парусная гонка, организованная клубом, была устроена 15 августа 1860 года. Эта гонка проходила на приз по подписке. В связи с отсутствием правил проведения парусных гонок, за основу были приняты правила, которыми руководствовались во время гонок военно-морских судов 1858 года в городе Николаеве.

Увеличение количества судов, принимавших участие в соревнованиях, появление новых типов и конструкций кораблей постоянно заставляло Техническую комиссию совершенствовать правила проведения гонок. С целью создания справедливых условий соревнований постоянно вводились новые разряды судов, изменялись правила старта и условия учета времени прохождения гонок.

Со временем, кроме традиционных призов за победу в гребных и парусных гонках, стали появляться специальные призы, учрежденные в память ушедших товарищей по яхт-клубу, а также памятные призы, основанные покровителями и друзьями Санкт-Петербургского речного яхт-клуба. Среди наиболее ценных и популярных стал кубок командора Санкт-Петербургского речного яхт-клуба М.И. Кази, который долгие годы к неудовольствию членов Санкт-Петербургского яхт-клуба находился в Выборгском яхт-клубе, команды которого многократно выигрывали гонки на этот приз. Лишь в 1904 году после долгого перерыва этот кубок был завоеван яхтой «Сага» с Н.Д. и Д.Д. Маршаловыми, которые побили выборгский «Вигвам».

В 1903 году был учрежден приз памяти старейшего члена Санкт-Петербургского речного яхт-клуба Д.И. Маршалова, в 1860 году выигравшего первую парусную гонку и еще около тридцати призов в различных соревнованиях, в том числе пять призов Морского министерства, заведовавшего шлюпочной мастерской, разработавшего правила соревнования на кубок М.И. Кази. Приз Д.И. Маршалова представлял собой кубок, а также денежный приз за участие в парусных гонках. Существовали также приз офицеров Лейб-Гвардейского Гренадерского полка, почетный кубок офицеров гвардейского экипажа, почетный кубок Батареи великого князя Михаила Павловича, кубок О.О. Ульмана и др. Особым уважением пользовался почетный жетон-приз им. В.Ю. Познанского, установленный В 1900 г. в память покойного основателя яхт-клуба. Было установлено впредь продолжать награждение учрежденным им при жизни «Жетоном основателя и почетного командора Санкт-Петербургского речного яхт-клуба В.Я. Познанского» от имени Санкт-Петербургского яхт-клуба за дальние плавания.

Расширяя характер клубных соревнований, к многочисленным уже существовавшим гонкам были постепенно прибавлены гребные соревнования на клубный флаг и звание почетного гребца, морские парусные гонки, начинавшиеся традиционно у Кронштадта, специальные гонки для частных судов, не состоящих в яхт-клубах, а также так называемые фигурные гонки для нескольких разрядов парусных судов.

Многолетние дружеские отношения связывали Санкт-Петербургский яхт-клуб со многими обществами, в частности с Нюландским Яхт-клубом, который являлся старейшим яхт-клубом Финляндии. Командор Нюландского клуба Н.Н. Синебрюхов на яхте «Найа» принимал участие в одной из юбилейных гонок Санкт-Петербургского яхт-клуба в 1885 г. В последствии традиционно корабли Санкт-Петербургского и Нюландского клубов многократно принимали участие в соревнованиях, проводившихся и в том, и в другом клубе.

Особенно острыми были сражения за кубок Н.Н. Синебрюхова, который нюландские клубисты не выпускали из своих рук, постоянно побеждая в этих гонках. Членам Санкт-Петербургского яхт-клуба на яхте «Атаира» под управлением О.И. Китнера удалось заполучить кубок Синебрюхова в 1908 году, впервые за 22 года существования приза. Кроме этого случая кубок уезжал из нюландского клуба лишь однажды с 1895 по 1899 гг. в Шведское королевское парусное общество.

Нередко члены Санкт-Петербургского речного яхт-клуба устраивали торжества и соревнования в честь памятных событий российской истории.

Почитая Петра Великого не только как выдающуюся историческую личность, но и как основателя яхт-клубов, члены Санкт-Петербургского речного яхт-клуба принимали искреннее участие в торжествах по случаю дня рождения императора.

Одним из праздников клуба, оставшихся в памяти всех участников, стал день рождения «Дедушки русского флота» — древнего ботика Петра Великого. В день празднования 200-летия со дня постройки судна 30 мая 1888 года члены Санкт-Петербургского яхт-клуба организовали специальные соревнования.

1 июня 1903 года в честь 200-летия основания Санкт-Петербурга членами клуба была проведена юбилейная парусная гонка.

Большая гонка для яхт до 18 тонн от яхт-клуба до Лондонского маяка и обратно к Елагинскому маяку, а точнее момент поворота вокруг Лондонского маяка, был запечатлен на полотне известным художником-маринистом Лагорио.

Спортсмены яхт-клуба принимали участие и в гонках на Царскосельском озере, где главными зрителями и болельщиками были члены царской семьи. Иногда (с разным успехом) клубные спортсмены боролись за первенство в зарубежных состязаниях. Следует особо отметить многократное участие членов Санкт-Петербургского яхт-клуба в больших гребных гонках, которые устраивало дружественное клубу английское гребное общество «Стрела».

К сожалению, несмотря на многочисленные успехи клуба, происходили и трагические случаи (достаточно редко), связанные с гибелью членов клуба во время плаваний. Все члены клуба тяжело переживали эти потери, поэтому неслучайной кажется инициатива, возникшая среди членов клуба летом 1866 года, об учреждении спасательных станций в память чудесного избавления императора Александра II от грозившей ему опасности 4 апреля того же года. В этот день террорист Дмитрий Каракозов неудачно покушался на жизнь государя императора. Члены клуба собрали по подписке 1696 рублей и препроводили эту крупную сумму управляющему Морским министерством с просьбой «употребить ее на приобретение спасательной лодки при Елагинском плавучем маяке».

Совместные водные путешествия привлекали членов клуба на протяжении всего существования. Вначале длительные, дальние походы были редкостью. Это объяснялось как недостаточным качеством первых судов яхт-клуба, так и небольшим опытом начинающих моряков. Лишь в 1864 году представители клуба добрались до берегов Финляндии. Вероятно, первым путешественником, доплывшим до Финляндии, стал М.М. Семенов на своем тендере «Дядя», который считался в тот период самой большой яхтой клуба.

Санкт-Петербургский речной яхт-клуб и его успехи вызывали живейший интерес у иностранцев, посещавших столицу Российской империи, или находившихся в Санкт-Петербурге с дипломатическими миссиями. Так уже в 1862 году гребную гонку изволило посетить японское посольство. В 1883 году Санкт-Петербургский яхт-клуб принимал многих высокопоставленных гостей, возвращавшихся из Москвы с церемонии коронации государя императора Александра III, среди которых, в частности, был шведский принц Карл.

Особое радушие члены клуба проявляли к иностранным морякам. Неоднократно на своих судах клубисты отправлялись встречать прибывающие иностранные эскадры. Так одним из первых «дипломатических» событий клуба стало прибытие в Петербург американской эскадры в 1866 году. Корабли яхт-клуба (7 яхт) в сопровождении двух военных пароходов «Нева» и «Славянка» 26 июля 1866 года ходили на малый кронштадский рейд для приветствия американских гостей. Делегация яхт-клуба была принята на американском мониторе «Миантономо». Через четыре дня американское посольство во главе с чрезвычайным посланником Г.В. Фоксом под звуки оркестра, исполнявшего американские мелодии, было встречено в Санкт-Петербургском речном яхт-клубе салютом из клубных орудий и иллюминацией всех судов и зданий клуба. Американский посол принял участие в торжественной церемонии закладки первого ботика собственной мастерской клуба. В честь американского посла это судно получило имя «Г.В. Фокс».

В 1871 году Санкт-Петербургский яхт-клуб принимал у себя англичан — членов Темзенского Королевского яхт-клуба господ Шэдуэля и Стода, которые прибыли в Россию на яхте «Талатта».

Наиболее длительными и полезными для обеих сторон стали многолетние контакты с английским гребным обществом «Стрела». Начиная с 1862 года почти ежегодно (с небольшими перерывами) английские гребцы принимали участие в гребных гонках Санкт-Петербургского речного клуба. Это многолетнее соревнование дало значительный толчок развитию гребного спорта в Санкт-Петербурге. Заканчивавшиеся с переменным успехом победой то российской, то английской стороны, эти гонки вдохновляли российских спортсменов-гребцов на интенсивные, регулярные тренировки, что привело к появлению в Санкт-Петербургском речном яхт-клубе сильной команды, которую долгие годы возглавлял Д. Маршалов, бывший одним из самых лучших гребцов за всю историю яхт-клуба, а также неоднократно становившийся победителем самых разных соревнований в качестве рулевого.

Первоначально, правила клуба ориентировались во многом на традиции английских клубов. Санкт-Петербургский речной яхт-клуб, несмотря на заявленную демократичность, был достаточно закрытым образованием, в частности, это был клуб только для мужчин. Мужчины — члены клуба могли приводить с собой друзей, однако только мужского пола, причем, не более трех раз в год. Уже в 1861 году это правило было изменено: было разрешено посещать клуб дамам. С этого времени стали регулярно, в течение всего летнего сезона, устраивать семейные вечера, а также танцы, что привлекло новых членов в сообщество любителей гребного и парусного спорта.

В связи с быстрым развитием клуба и расширением сфер его деятельности стала очевидной необходимость обзаведения собственным помещением, которое могло бы соответствовать всем желаниям членов клуба. Уже через год после основания общества дача Шишмарева оказалась недостаточно вместительной для возрастающего количества членов клуба. Вместе с тем, ее расположение вдали от залива представлялось неподходящим в связи с новыми амбициями клубистов по освоению взморья.

Эта проблема была решена не сразу. В 1861 году было принято решение об аренде дачи Волковой в Старой деревне, располагавшейся значительно ближе к заливу. Лишь в 1862 году, по инициативе Лухманова, поддержанной командором В.Ю. Познанским и всеми членами клуба, было решено образовать совместный капитал для постройки клубной дачи, который собирали по подписке.

Специально организованная Строительная комиссия составила шесть человек. В нее вошли, в частности, члены клуба Петерсон и Цимара, стараниями которых строительство завершилось уже к концу 1863 года, так что открытие сезона 1864 года члены Санкт-Петербургского речного яхт-клуба встретили в новом помещении. Землю для строительства клубной дачи удалось арендовать у владельца Крестовского острова князя К.С. Белосельского-Белозерского, который принимал деятельное участие в жизни клуба. В частности, князь Белосельский-Белозерский не раз выписывал за собственный счет из-за границы гребные суда для нужд яхт-клуба.

Береговой участок Крестовского острова напротив Елагинской стрелки, где развернулось строительство, как нельзя лучше подошел для целей, которые были сформулированы при строительстве нового помещения клуба. Комплекс деревянных сооружений, созданных для клуба, состоял из главного здания и служебных построек, которые имели строго функциональное назначение. Основой центрального сооружения стал большой двусветный зал со специально выделенной эстрадой для оркестра. Это помещение предназначалось для клубных праздников и танцевальных вечеров. Вокруг центрального зала, в уровне верхней галереи, были устроены летние помещения для членов клуба. Из центрального зала можно было пройти в командорскую комнату, столовую и библиотеку. Отдельно стоящее здание кухни соединялось с главным сооружением широкой крытой галереей, в которой помещался буфет. Вдоль берега, напротив главного здания, была устроена гавань для судов, принадлежавших членам клуба. К гавани примыкал специальный сарай для хранения гребных шлюпок. Между главным зданием и сараем для лодок был устроен сад, над которым возвышалась клубная мачта.

В 1871 году на территории клуба был построен теплый флигель, для того чтобы использовать его в зимний период как место для пикников, а в летний период для сдачи внаем членам клуба.

С организацией собственной шлюпочной мастерской были созданы специальные сооружения и для этих целей.

На даче Волковой — последним по времени пристанищем Санкт-Петербургского речного яхт-клуба, оставленного его членами ради строительства собственного нового помещения, впоследствии начал свою деятельность Парусный кружок, ставший через некоторое время Санкт-Петербургским Парусным клубом, а затем Петровским яхт-клубом.

В 1894 году строения Санкт-Петербургского яхт-клуба пострадали от разрушительного пожара, в результате которого сгорели не только здания, многие суда, но даже переходящие призы клуба, хранившиеся в его сооружениях. Достаточно скоро клубу удалось отстроить заново клубные сооружения, которые стали обширнее и удобнее.

Еще до устройства собственной дачи члены клуба решили не прерывать общение в зимний период. Прежде всего, было решено повышать уровень знаний членов клуба в морском деле. Уже после окончания первой навигации в 1860 году в здании Адмиралтейства были организованы четыре научные беседы, которые провели члены клуба Е.В. Березин, П.А. Когуев и Е.Е. Рябинин. Кроме этого, в том же году каждую субботу устраивались собрания, на которых бурно обсуждались морские темы в помещении бывшего Шахматного клуба гостиницы «Демут». Впоследствии, эти беседы и лекции, на которых члены клуба могли получить необходимые в морском деле знания, стали непременными в зимний период.

В 1866 году была установлена традиция устраивать ежегодный каток в Юсуповском саду, просуществовавшая 11 лет. Устройством катка руководил обычно Н.Х. Вилькинс. На катке также проводились праздники, которые были очень популярны не только у публики, но и у высочайших особ. Так, праздник, проходивший в Юсуповском саду 3 февраля 1866 года, посетил будущий император Александр II с августейшими покровителями яхт-клуба великими князьями Константином Николаевичем и Алексеем Александровичем. После отказа клуба от аренды катка в Юсуповском саду, этот каток продолжил свое самостоятельное существование. Через много лет, на праздновании двадцати пятилетия катка, члены клуба были не только приглашены на торжества, но, как основатели катка и как общество, способствовавшее популярности конькобежного спорта, были также награждены бесплатными посещениями. Разнообразие в зимнем досуге членов клуба составляли состязания в катании с ледяных гор, а также буерные катания, переросшие впоследствии в гонки.

На основе лекционной деятельности клуба в 1874 году в Санкт-Петербургском яхт-клубе были организованы Мореходные классы, призванные расширить возможности получения качественных знаний и навыков в навигационных науках и морском деле. Мореходные классы были основаны в связи с тем, что возможность обучаться морскому делу, получать практические навыки в этой области были в тот период ограничены. Подобная ситуация, по мнению членов клуба, не способствовала не только любительскому спорту, но и профессиональному образованию в области морского дела. Мореходные классы были организованы как официальная морская школа, получившая поддержку Морского министерства, которое делегировало яхт-клубу не только процесс обучения, но и проведение аттестационных испытаний, дававших право выпускникам на профессиональное занятие морскими профессиями.

На учреждение собственной мореходной школы клуба в день начала навигации 1874 года членами клуба было собрано 200 рублей. Великий князь Алексей Александрович, принимавший активное участие в жизни клуба, поддержал это полезное начинание, выразив желание ежегодно выделять на нужды Мореходных классов такую же сумму из собственных средств.

Под руководством командора клуба В.Ю. Познанского группой активных членов был составлен проект «Положения о мореходной школе Санкт-Петербургского речного яхт-клуба», который был одобрен общим собранием клуба и утвержден Морским министерством, а также Министерством Финансов (последнее событие произошло лишь в 1876 году). Мореходные классы ставили своей целью воспитывать в своих стенах штурманов, шкиперов каботажного и дальнего плавания, а также корабельных и шлюпочных мастеров. Клуб заботился не только о специальном оборудовании и содержании Классов, но и о прохождении учениками практических занятий на действующих судах, а также брал на себя заботу о трудоустройстве выпускников. На содержание Мореходных классов была выделена государственная субсидия в количестве 2000 рублей.

На учебу в Классы принимали после специального проверочного испытания. Классы делились на два отделения: подготовительное и старший класс, окончив который, ученики допускались до сдачи правительственного экзамена, дававшего право на звание штурманов и шкиперов каботажного плавания, а также штурманов дальнего плавания. Торжественное открытие Мореходных классов состоялось 17 октября 1876 года. В 1901 году в честь 25-летия Мореходных классов, они были удостоены тремя медалями, почетным отзывом и дипломом 1-го разряда за достигнутые успехи в деле образования моряков торгового флота. В 1902 году Мореходные классы были преобразованы в государственное Училище дальнего плавания, которому было присвоено имя императора Петра I.

Для того чтобы освещать все более разнообразную клубную жизнь, под руководством вице-командора клуба А.И. Лера в 1873 году было организовано издание «Памятного листка Санкт-Петербургского речного яхт-клуба», которому было суждено стать первым в России периодическим изданием, посвященным гребному и парусному спорту. Кроме событий клубной жизни, о которых подробно сообщалось на страницах «Листка», издание содержало немало познавательных сведений, расширявших сложившиеся представления о морском деле. Особой популярностью пользовался словарь морских выражений, которые многим членам клуба удалось узнать благодаря именно этой публикации.

Это издание выходило один раз в два месяца, начиная со времени открытия навигации 1873 года. Оно стало столь популярным, что, несмотря на сложности, которые кроются во всяком издательском предприятии, в следующем году было решено преобразовать «Листок» в еженедельный журнал «Яхты». Содержание этого журнала охватывало уже события, связанные с деятельностью всех яхт-клубов Российской империи, способствуя тем самым их консолидации, а также обмену опытом между клубами. В журнале освещались важные международные события, связанные с гребным и парусным спортом, сообщались сведения о технических новинках в кораблестроении. В журнале «Яхты» также публиковались правила управления судами, помощи погибающим на водах, полезные советы морякам, а также истории и фельетоны из морской жизни, анекдоты и даже морские песни.

Издание журнала «Яхты» осуществлялось благодаря энергии и деятельному характеру вице-командора клуба А.И. Лера, который нес на себе не только ответственные обязанности главного редактора, но также и все расходы. К сожалению, из-за финансовых проблем издание журнала пришлось прекратить после пяти лет успешного опыта.

Издательская деятельность клуба этим не ограничивалась. Санкт-Петербургским речным яхт-клубом при поддержке Морского министерства были опубликованы также «Сигнальная книжка Санкт-Петербургского речного яхт-клуба», а также, для нужд мореходных классов было осуществлено специальное издание «Курса лоций».

«Сигнальная книжка», появившаяся в 1874 году, явилась результатом нескольких сигнальных реформ, проходивших в клубе на протяжении его существования. Автор опубликованной системы сигналов член клуба Д.И. Маршалов, учитывая все удобства и сложности предыдущих сигнальных систем клуба, принял за основу традиции Королевского шведского яхт-клуба, который использовал для переговоров всего два четырехугольных флага. Д.И. Маршалов, добавив к двум четырехугольным флагам один треугольный флаг из сигнальной системы Мариетта, получил возможность путем комбинирования этих флагов передавать 718 сигналов. В 1902 году Д.И. Маршаловым была составлена в соответствии с новым Сигнальным сводом, особая таблица сигнализации флагами во время гонок, основанная на использовании одного флага.

В том же году на средства клуба было издано руководство по вооружению, плаванью и гонке яхт под названием «Моряк любитель» английского автора Вендердекена, переведенное секретарем яхт-клуба В.В. Вахтиным. Оно стало на долгие годы настольной книгой всех любителей водных путешествий и парусного спорта, так как являлось первым изданием такого рода, адресованным широким кругам интересующихся этой проблематикой читателей.

В традицию Санкт-Петербургского речного яхт-клуба прочно вошло регулярное издание Памятных книжек клуба, которые содержали весьма интересную для членов клуба информацию.

В 1863 году, кроме традиционных лекций по морскому делу, проходивших, благодаря содействию морского ведомства, в библиотеке Морского Ученого комитета, были впервые организованы уроки фехтования и гимнастики, которые успешно привились благодаря барону Розену, оказавшемуся настоящим специалистом в организации спортивных занятий.

В 1863 году пришло время для организации стихийно сложившейся к тому времени библиотеки клуба, которой уже было подарено немало редких и полезных изданий по морскому делу. Член Технического совета Д.И. Маршалов разобрал многочисленные издания, составил систематический каталог, что сделало возможным эффективное пользование книжным собранием. Просуществовавшая более тридцати лет богатейшая библиотека, к сожалению, погибла во время пожара в 1894 году.

Особым видом деятельности клуба стало основание собственной корабельной мастерской, что было вызвано не только необходимостью ремонта судов или желанием иметь более дешевые и качественные плавательные средства для привлечения новых членов, но и искренним желанием некоторых участников клуба постичь сложное ремесло создания судов. 1866 год стал годом рождения мастерской. Несколько членов клуба наняли рабочего матроса Ивана Матвеева для ремонта своих яхт. Для этих целей на территории яхт-клуба было выделено специальное место. Матрос Матвеев построил по заказу клуба гичку, получившую символическое название «Начало», а также тузик для яхты «Дядя».

Торжественная церемония закладки небольшого ботика с выдвижным килем была приурочена к посещению клуба американским послом. Это судно было создано по образцу французского ботика «Орел», принадлежавшего члену клуба. Чертеж нового судна был составлен членом клуба К.Ф. Ширмером по лекалам, снятым им под руководством генерал-майора К.К. Сиденснера. Строил этот корабль рабочий Дмитрий Меринов под руководством К.Ф. Ширмера.

Удача этой постройки вдохновила члена клуба Р.Ф. Цимара зимой того же года организовать в паркетной мастерской Тарасова в Измайловском полку постройку четырехвесельного гига, четырех одиночек, лыж, а также гига-аутригера одиночки, который был специально создан для великого князя Алексея Александровича.

Первыми заведующими шлюпочной мастерской были избраны Р.Ф. Цимара и А.Д. Родионов. Вскоре А.Д. Родионова заменил Д.И. Маршалов. За долгие годы своего существования мастерская добилась значительных успехов в создании спортивных и прогулочных судов. Именно здесь создавались многие корабли, которым суждено было стать призами в клубных гонках. Первым таким судном стал четырнадцативесельный катер «Янки» 32 футов длинной, ставший призом Морского министерства в 1869 году.

Для приобретения опыта в строительстве кораблей в 1871 году Д.И. Маршалов был командирован клубом в Англию. Эта поездка смогла состояться, благодаря особой заботе высочайшего покровителя клуба великого князя Алексея Александровича о деятельности общества. До места назначения Д.И. Маршаллов прибыл на одном из кораблей российской военной эскадры, отправлявшейся в Америку во время морского путешествия великого князя Алексея Александровича.

Слава о качестве строительства мастерской яхт-клуба привлекла многочисленных заказчиков со стороны. Мастерская вскоре стала получать не только единичные частные, но и крупные государственные заказы. Так уже в первый год существования шлюпочная мастерская Санкт-Петербургского речного яхт-клуба получила заказ на строительство 30 шлюпок для Санкт-Петербургской полиции. Постепенно мастерская была оборудована по последнему слову техники.

Шлюпочная мастерская охотно показывала общественности свои достижения, в частности неоднократно принимая участие во Всероссийской Мануфактурной выставке и даже на Всемирной выставке в Вене. Долгое время мастерская приносила значительный доход клубу. Однако, в связи с постепенной сменой управляющих и специалистов мастерской яхт-клуба, что произошло по причине преклонного возраста или смерти, а также из-за возникшей конкуренции, вследствие появления новых корабельных мастерских, через несколько десятилетий, мастерская Санкт-Петербургского яхт-клуба перестала приносить ощутимый доход. Для более эффективного использования мастерской и получения материальной выгоды клубу, в конце концов, мастерскую стали сдавать в аренду.

В 1905 году в результате некорректного управления шлюпочной мастерской арендатором Энгом, многие квалифицированные рабочие вынуждены были покинуть свои рабочие места. После смерти Энга, вдова которого была не в состоянии вести дела, даже вставал вопрос о закрытии мастерской. Лишь предложение об аренде шлюпочной мастерской члена Санкт-Петербургского речного яхт-клуба Е.А. Куна, последовавшее в 1906 году, спасло важное начинание клуба. Е.А. Кун, ранее увлекавшийся строительством кораблей как любитель, несмотря на серию пожаров, преследовавших мастерскую, сумел вернуть ее деятельность на былой уровень.

Для пополнения казны Санкт-Петербургского речного яхт-клуба, с целью обзаведения новыми, полезными для деятельности клуба помещениями, судами, службами, время от времени проводился добровольный сбор денег на конкретные нужды по подписке. С целью сбора дополнительных средств, члены яхт-клуба стали также устраивать благотворительные балы, как летом, так и зимой, а также ставшие традиционными рождественские «елки». Первая благотворительная «елка» прошла 11 января 1898 года.

В 1897 году Санкт-Петербургский яхт-клуб принимал участие в I-м съезде любителей и деятелей по яхтенному и водному спорту, а также в Выставке предметов любительского, промыслового и торгового судоходства, организованной Невским яхт-клубом.

Развитие парусного спорта и увеличение количества обществ любителей парусного плавания привело к тому, что каждый клуб имел свои правила проведения соревнований, которые значительно отличались от правил других клубов. Кроме того, увеличение количества гонок, организованных разными обществами приводило иногда к совпадению дней и времени их проведения. По инициативе вице-командора Г.А. Донберга в 1897 году Санкт-Петербургским речным яхт-клубом была основана совместная с Санкт-Петербургским парусным кружком и Невским яхт-клубом «Соединенная гоночная комиссия», которая была призвана создать единые правила соревнований, а также регламентировать время и место их проведения. С 1905 года Соединенная гоночная комиссия была преобразована в Согласительную комиссию с участием всех петербургских клубов, которая просуществовала несколько лет.

Члены Санкт-Петербургского речного яхт-клуба торжественного отмечали юбилеи своего общества. В честь двадцатипятилетия деятельности клуба были утверждены юбилейные жетоны 3-х степеней в зависимости от заслуг награждаемых членов клуба: жетоны первой степени с бриллиантами получили: августейший покровитель яхт-клуба великий князь Константин Николаевич, почетный командор В.Ю. Познанский, основаиель клуба Н.Х. Вилькинс, члены комитета Д.И. Маршалов и П.Ф. Самохвалов, вице-командор клуба Н.А. Стефаниц и действительный член М.Г. Пфеффер, который за двадцать пять лет существования клуба завоевал наибольшее количество призов на клубных гонках и других соревнованиях.

Торжественно отмечая в 1910 году пятидесятую годовщину со дня основания Санкт-Петербургского речного яхт-клуба, его члены подвели некоторые итоги его деятельности. За пятьдесят лет Санкт-Петербургский речной яхт-клуб объединил 2700 членов. В его арсенале состояло 533 яхты.

В течение этого времени было организовано около пятисот гонок, которые состояли из около 1500 разрядов. В гонках за этот период приняло участие более 3000 парусных судов. Призов на гонках, организованных Санкт-Петербургским речным яхт-клубом, было выдано на общую сумму около 60000 рублей, кроме этого от Морского Министерства и Министерства Торговли и промышленности — на сумму около 75000 рублей, призов от августейших особ — на сумму около 9000 рублей.

В ознаменование важного вклада, которое Санкт-Петербургский речной яхт-клуб внес в развитие морского дела в России, а также его роль в пропаганде водных видов спорта и в содействии распространению клубного движения на территории Российской империи, 8 марта 1910 года император Николай II присвоил Санкт-Петербургскому речному яхт-клубу почетное наименование «Императорский речной яхт-клуб».

Издания яхт-клуба:

Список членов и судов С.-Петербургского Речного яхт-клуба по 1 января 1864 г. Спб., 1864.

С.-Петербургский Речной яхт-клуб. XIIIгод, 1872. Спб., 1872.

Маршалов Д.Сигнальная книжка С.-Петербургского Речного яхт-клуба. СПб., 1874.

Памятная книжка СПб. Речного яхт-клуба на 1878; 1880, 1882, 1883; 884, 1885; 1886; 1887; 1888; 1890; 1891; 1892; 1893; 1894 год; СПб., 1878-1894.

Правила для гонок СПб. Речного яхт-клуба. СПб., 1887.

Памятная книжка и список членов за 1897; 1898; 1899; 1900; 1901; 1902; 1903; 1904; 1905; 1907; 1908 год. СПб., 1898-1908.

Памятная книжка за 1910 год. СПб., 1911.

Спицын В.Д. В память 25-летняго существования Речного яхт-клуба. Об управлении судами при встрече. Публичное сообщение в яхт-клубе. 13 марта 1885. СПб., 1885.

Краткий очерк десятилетней деятельности мореходных классов Высочайше утвержденного СПб. Речного яхт-клуба. 1876-1886. СПб., 1886.

Императорский Речной яхт-клуб 1860-1910. Т.1-2. СПб., 1910.

Устав С.-Петербургского Речного яхт-клуба. СПб., 1886; 1897; .

Каталог библиотеки Императорского Речного яхт-клуба. СПб., 1911.


Кормовой флаг.

Стеньговый флаг.

Флаг почетного члена.

Брейд-вымпел командора.

Брейд-вымпел почетного члена.

Брейд-вымпел вице-командора.

Флаг Гоночной комиссии.

Кормовой флаг.

Форма командора.
 

Яндекс.Метрика